A New Year Story

Alexander Tsypkin. I won’t tell
Алекса́ндр Цыпкин. Не скажу́ 

Listen hear: https://www.youtube.com/watch?v=rnVxkktkzAI&t=81s

Под Но́вый год случа́ются чудеса́. Их все ждут, то́лько вот чудеса́ же не всегда́ сбега́ют из до́брых ска́зок. Кто-то же до́лжен приня́ть в го́сти чу́до, кото́рое сра́зу хо́чется верну́ть владе́льцу. В том декабре́ чёрное вы́пало Павлику. 30-е число́. В во́здухе виси́т страх. Страх не успе́ть купи́ть пода́рки всем свои́м бли́зким. Но Павлик э́тим во́здухом не дыша́л. Он знал, что мо́жно и в феврале́ их подари́ть, никто́ не умрёт. Гла́вное же внима́ние, а не да́та.

Miracles happen on New Year’s Eve. Everyone is waiting for them, but miracles do not always escape from good fairy tales. Someone has to host a miracle that you immediately want to return to the owner. That December, bad luck was dealt  to Pavlik. The 30th (of December). Fear hangs in the air. Fear of not having time to buy gifts for all your loved ones. But Pavlik did not breathe this air. He knew that he could give gifts in February too, no one would die. The main thing is attention, not the date.

Павлику бы́ло всего́ два́дцать пять, а забо́т хвати́ло бы на настоя́щий кри́зис сре́днего во́зраста. В рее́стре жи́зненного пути́ поми́мо заче́м-то двух вы́сших образова́ний сре́днего у́ровня зна́чилась рабо́та ме́неджером, мла́дшая сестра́, вися́щая на его́ весьма́ хли́пкой ше́е, жена́ контроли́рующая и ше́ю и го́лову, роди́тели, счита́ющие свои́м до́лгом быть везде́, ну и наконе́ц пятиле́тняя до́чка Ва́ря.

Pavlik was only twenty-five, but he would have enough worries for a real midlife crisis. In the register of life, in addition to, two mediocre higher educations for no clear reason, there was (his) job as a manager, a younger sister as a burden on his rather weak neck, a wife controlling both neck and head, parents who consider it their duty to be everywhere, and, finally, the five-year-old daughter Varya.

С Ва́рей бы́ло осо́бенно тяжело́. Павлику каза́лось, что до́чка сомнева́ется в целесообра́зности его́ существова́ния в их кварти́ре. Точне́е, не так. Павлик ощуща́л себя́ необходи́мым в ка́честве э́такого моби́льного приложе́ния, но интере́са к свое́й душе́ со стороны́ пятиле́тнего ребёнка не ощуща́л. Стра́нные запро́сы ска́жете, но каки́е есть.

It was especially difficult with Varya. It seemed to Pavlik that his daughter doubted the utility of his existence in their apartment. Or not quite so. Pavlik felt that he was necessary as a kind of mobile app, but he did not feel any interest in his soul on the part of a five-year-old child. Strange requests but they are what they are.

Е́сли говори́ть преде́льно просты́м языко́м от Ва́ри Павлику хоте́лось ощуще́ние ну́жности, де́тского тепла́, привя́занности, а получа́л он хоро́шее поведе́ние и да́же снисхожде́ние. 
«Ма́ма, дава́й ку́пим па́пе три ша́пки, он всё равно́ потеря́ет две в пе́рвый день зимы́», 
«Ма́ма, а сего́дня в саду́ па́пе опя́ть сказа́ли что он мой ста́рший брат»,
«Па́па, почему́ ба́бушка не лю́бит сло́во ме́неджер и говори́т, что́бы я им не ста́ла, и добавля́ет «Не дай Бог».
Настрое́ние у Павлика, как вы понима́ете от э́того не улучша́лось. Нет, коне́чно, Ва́рю он люби́л от э́того не ме́ньше, но себя́ ощуща́л до́ма каки́м-то…ну как лу́чше сказа́ть, нет не чужи́м, про́сто не о́чень обяза́тельным для всех существо́м. Есть Павлик – хорошо́ , нет Павлика – чего́-то не хвата́ет, но привы́кнем.

To put it in an extremely simple language, from Varya Pavlik wanted to have a feeling of being needed, child’s warmth, affection, but  all he received was (her) good behavior and even condescension. “Mom, let’s buy dad three hats, he will anyway lose two on the first day of winter”, “Mom,  today at the kindergarten, dad was again told that he was my older brother”, “Dad, why does grandmother not like the word ‘manager’ and says that I shouldn’t  become one, and adds “God forbid.”
Pavlik’s mood, as you understand, did not improve from this. No, of course, he loved Varya no less from this, but at home he felt somehow … well, how to put it better, no, not a stranger, just not a very necessary creature for everyone. If Pavlik is here – fine, if there is no Pavlik – something is missing, but we’ll get used to it.

И вот тут э́тот но́вый год. 30-е декабря́. Ве́чер. Хоро́ший семе́йный ве́чер, то есть еда́ и четы́ре сло́ва за два часа́ совме́стного проведе́ния вре́мени ( «Убери́ посу́ду».«Хорошо́ уберу́». Всё.)
Но вдруг Ма́ша, посмотре́в на му́жа взгля́дом инквизи́тора, поинтересова́лась:
— А где Ва́рино письмо́ Де́ду Моро́зу? На́до же ей пода́рок купи́ть, она́ сказа́ла, что отдала́ тебе́ у́тром, когда́ ты её в сад отвози́л.
Павлик, кото́рого в шко́ле зва́ли Ры́ба, за то, что он ничего́ не по́мнил, напря́гся, но бы́стро просветле́л.
— В пальто́ у меня́ во вну́треннем карма́не.
Встава́ть с дива́на Павлику, забетони́ровавшему себя́ подно́сом с едо́й, бы́ло реши́тельно лень.

And here is this new year. December 30th. Evening. A good family evening, that is food and four words in two hours of time together (Clear the dishes. Ok, I will. That’s it.)
But suddenly Masha, looking at her husband with the look of an inquisitor, asked,
– And where is Varya’s letter to Santa Claus? I must buy her a present, she said that she gave it to you in the morning when you took her to the kindergarten.
Pavlik, who was nicknamed Fish at school because he didn’t remember things, tensed but quickly brightened.
– In my coat in the inner pocket.
Pavlik, who had barricaded himself with a tray of food, was decidedly too lazy to get up from the sofa.

Жена́ ушла́ в прихо́жую, но неожи́данно её го́лос бо́льший похо́жий на сире́ну вы́звал Павлика на допро́с:
— Па́ша  иди́ сюда́, ты мне до́лжен ко́е-что объясни́ть.
Сло́во «объясни́ть» бы́ло произнесено́ так, что подно́с сам взлете́л и притащи́л Павлика в прихо́жую.
Ма́ша стоя́ла с Па́шиным пальто́ в одно́й руке́ и ми́лой пода́рочной коро́бочкой в друго́й.
— У меня́ то́лько оди́н к тебе́ вопро́с, и он не про твою́ любо́вницу Ирочку. Я хочу́ знать отку́да у тебя́ де́ньги. Зарабо́тать ты их не мог, зна́чит ты соверши́л како́е-то преступле́ние, и я хочу́ знать како́е. И да, кста́ти, где всё-таки Ва́рино письмо́?

The wife went into the hallway, but suddenly her voice, which was more like a siren, called Pavlik for interrogation,
– Pasha, come here, you have to explain something to me.
The word “explain” was pronounced in such a way that the tray itself flew up and dragged Pavlik into the hallway.
Masha stood with Pasha’s coat in one hand and a cute gift box in the other.
– I have only one question for you, and it is not about your mistress Irochka. I want to know where you got the money from. You could not earn them, so you have committed some kind of crime, and I want to know which one. And by the way, where is Varya’s letter after all?

Па́ша  не по́нял ничего́. То есть совсе́м. Он не знал, кто така́я Ирочка, что́ это за коро́бочка, где Ва́рино письмо́ и что отвеча́ть жене́. Не найдя ничего́ лу́чше, чем пра́вда, он так всё и сказа́л.
— Ты меня́ совсем за ду́ру счита́ешь? У тебя́ в пальто́ коро́бка с украше́ниями с запи́ской Ирочке в Но́вый год. Ты её укра́л, ты клептома́н? И пра́вда, где Ва́рино письмо́? И́ли ты мо́жет его́ поменя́л на коро́бочку?
Па́ша, как и любо́й растя́па иногда́ мог вы́дать фантасти́ческий по ско́рости пра́вильный отве́т на каза́лось бы неразреши́мую зада́чу.
— То́чно! Я её поменя́л!!
— Я тебя́ сейча́с убью́.

Pasha did not understand anything. That is, absolutely nothing. He did not know who Irochka was, what kind of box it was, where Varya’s letter was and what to answer to his wife. Finding nothing better than the truth, he said so.
– Do you take me for an idiot? You have a jewelry box in your coat with a note to Irochka on New Year’s. You stole it, are you a kleptomaniac? And really where is Varya’s letter? Or maybe you swapped it for a box?
Pasha, like any muddler, sometimes could give a fantastically quick, correct answer to a seemingly insoluble problem.
– Exactly! I swapped it !!
– I’ll kill you now.

Ма́ша я́вна была́ не скло́нна шути́ть. А Па́ша с рве́нием осуждённого на казнь, но наше́дшего ули́ку торопли́во излага́л суть де́ла:
— Не её я поменя́л, а пальто́! Дай мне его́! Вот ви́дишь, э́то Canali, сто́ит  как маши́на, оно́ про́сто на моё похо́же, я был сего́дня на вы́ставке одно́й, там гардеро́б самостоя́тельный, ну и прихвати́л, наве́рное. Письма́ поэ́тому нет, а коро́бка вот есть. Чёрт, как же её тепе́рь верну́ть? Дорого́е, наве́рное, украше́ние, челове́к волну́ется.

Masha was clearly not inclined to joke. And Pasha, with the zeal of someone condemned to execution, but who found evidence, hastily expounded the essence of the case
– I didn’t swap it (the box) , but my coat! Give it to me! You see, this is a Canali, it costs as much as a car, it just looks like mine, I was today at an exhibition, there is a self-serve coatcheck, well, I probably took it. Therefore, there is no letter, but there is a box. Damn, how can I give it back? Probably an expensive piece of jewelry, a person is worried.

Ма́ша как бу́дто да́же разочарова́лась. Уже́ случи́вшейся в её голове́ сканда́л с потенциа́лом на дли́тельный сериа́л не прошёл пи́тчинг и был отменён. Она́ понима́ла, что Павлик прав. У́тром Canali на нем не́ было. Она внима́тельно изучи́ла пальто́ и поняла́, что да́же цвет друго́й. Ре́вность всё-таки отключа́ет практи́чески все ча́сти мо́зга, в том числе́ наблюда́тельность.
— Како́й же ты болва́н…Ну вот как тепе́рь ты его́ вернёшь? Ла́дно Ва́рино письмо́, э́то мы сейча́с разберёмся, но украше́ния… Я про́сто поража́юсь. Ну как таки́м мо́жно быть, а? Что ещё в пальто́ бы́ло?
— Ничего́, хотя́ нет, па́спорт….вот чёрт!  Па́спорт же там!

Masha seemed even somewhat disappointed. The scandal that had already happened in her head with the potential of becoming a TV series failed pitching and was canceled. She understood that Pavlik was right. In the morning he didn’t wear a Canali coat. She carefully examined the coat and realized that even the color was different. Jealousy does disable almost all parts of the brain, including observation.
– What a dummy you are … But how will  you return it now? Never mind Varya’s letter, we’ll figure it out, but jewelry.. I’m just astounded. How can you be like this, huh? What else was in the coat?
– Nothing, although no, passport … oh shoot! The passport is there!

В э́то вре́мя Ва́ря вы́шла из свое́й ко́мнаты
— А о чём вы тут кричи́те?
— Ни о чём, про́сто па́па у нас растеря́ша.
— А что он потеря́л?
— Он у нас потеря́л го́лову.
— Да? А я ду́мала моё письмо́ Де́ду Моро́зу.
— Нет, ну ты что!! Письмо́ уже́ у Де́да Моро́за, да, Паша?
Ма́ша просверли́ла Па́ше взгля́дом лоб.
— Да Варюш, коне́чно, письмо́ твоё я переда́л в специа́льную по́чту Де́да Моро́за.
— Ты его́ не открыва́л?
— Нет коне́чно! Ты что, ты же его́ закле́ила.
Ва́ря как бу́дто пове́рила.
— Ну хорошо́. Mа́ма нам в са́дике попроси́ли нарисова́ть дом Де́да Моро́за, помо́ги мне пожа́луйста.
— Коне́чно ла́пушка. Сейча́с приду́.
Ма́ша смени́ла ла́сковый го́лос на Siri и продли́ла Павлику аре́ст.
— Поговори́м пото́м.

At this time, Varya got out of her room.
– And what are you shouting about?
– About nothing, it’s just that our dad always loses things.
– What did he lose?
– He lost his head.
– I thought (he lost) my letter to Santa Claus.
– Oh no, no!! Santa Claus already has the letter, doesn’t he, Pasha?
Masha drilled Pasha’s forehead with her eyes.
– Yes, Varyusha, of course, I sent your letter to the special Santa Claus’s mail .
Varya looked at her father with an inherited suspicion.
– You didn’t open it?
– Of course not! No way. You sealed it yourself.
Varya seemed to believe it.
– Well, okay, mom, they asked us in the kindergarten  to draw Santa’s house, help me please
– Of course, baby. I am coming.
Masha changed her affectionate voice to Siri and extended Pavlik’s punishment:
– We’ll talk later.

Вы́удить из Ва́ри зака́з на но́вый год оказа́лось не так про́сто.
— Варюш, а я хоте́ла тебя́ спроси́ть, мне так интере́сно, что ты у Де́душки Моро́за попроси́ла?
— Не скажу́.
Ва́ря  была́ иногда́ вся в ма́му.
— Почему́?
— Потому́ что нельзя́. По телеви́зору в одно́й де́тской програ́мме сказа́ли, что, е́сли хотя́ бы оди́н челове́к узна́ет о том, что ты хо́чешь в пода́рок, то Дед Моро́з не испо́лнит жела́ние.
— Но ма́ме сказа́ть мо́жно.
Ма́ша понима́ла, что кре́пость скоре́е всего́ не сда́стся, но по ине́рции продолжа́ла говори́ть не́жным го́лосом. Ва́ря посмотре́ла ма́ме в глаза́ и сквозь части́чно вы́павшие зу́бы прошипе́ла:
— Ма́ма, я не скажу́. Никому́.
Ва́ря не сказа́ла. Ни ма́ме, ни па́пе, ни ба́бушке, ни вы́званной тетё Ли́де. НИКОМУ́.

Getting the New Year’s wish out of Varya turned out to be not so easy.
– Varya darling, I wanted to ask you, I am so interested, what did you ask Santa Claus for?
– I won’t tell.
Varya was sometimes just like her mom.
– Why?
– Because I can’t. On TV in one children’s program, they said that if at least one person finds out what you want as a gift, Santa Claus will not fulfill the wish.
– But you can tell Mama.
Masha understood that the fortress would most likely not surrender, but  she continued to speak in a gentle voice. Varya looked mom in the eyes and through her partially missing teeth, hissed:
– Mama, I won’t tell. Nobody .
And Varya did not tell. Neither mom, nor dad, nor grandmother, nor the summoned aunt Leda. ANYONE.

Звоно́к на вы́ставку не помо́г. Пальто́ Павлика бы́ло объя́влено пропа́вшим бе́з вести. 
30-е кати́лось к зака́ту. Положе́ние бы́ло отча́янным. Что дари́ть Ва́ре не знал никто́, а привлечённое внима́ние к ненавидимому уже́ все́ми письму́ лишь усугубля́ло ситуа́цию. Вино́вным по всех бе́дах был разуме́ется при́знан Павлик. Жена́ и все остальны́е ро́дственники вспо́мнили всего́ прова́лы после́дних лет, а та́кже припо́мнили Ма́ше её еди́нственный прова́л, а и́менно брак с Павликом. К Ва́ре он вообще́ боя́лся подойти́, при ней Павлика критикова́ли абстра́ктно, так что́бы не вы́звать у неё подозре́ния, но все всё понима́ли. Ситуа́цию реши́ли спасти́ че́рез Ко́лю, сы́на о́бщих друзе́й, он был ста́рше Ва́ри на три го́да и о́чень ей нра́вился. Ему́ всё объясни́ли, коне́чно, сообщи́в, что про́сто письмо́ уте́ряно, а ну́жно написа́ть но́вое, что мол у Де́да Моро́за бы́страя по́чта, и роди́тели всё в письме́ Де́душке объясня́т.

The call to the exhibition did not help. Pavlik’s coat was declared to disappear without a trace. The 30th rolled towards sunset. The situation was desperate. Nobody knew what to give to Varya, and the attention drawn to the letter that everyone already hated only made the situation worse. Pavlik was, of course, recognized as the culprit of  all troubles. The wife and all the other relatives remembered all the failures of the past years, and also reminded Masha of her only failure, namely, her marriage to Pavlik. He was generally afraid to approach Varya, in her presence Pavlik was criticized in an abstract way, so not arouse her suspicions, but everyone understood everything. They decided to save the situation through Kolya, the son of common friends, he was three years older than Varya and she liked him very much. They explained everything to him, of course, informing him that the letter was simply lost, and it was necessary to write a new one, that Santa had a quick mail, and the parents will explain Santa everything in the letter.

Факт назначе́ния Ко́ли во взро́слые сде́лал своё де́ло. Он вступи́л в сго́вор. В ка́честве леге́нды ему́ вы́дали сле́дующее:
— Пойдёте игра́ть с ней в ко́мнату и ска́жешь, что, е́сли сказа́ть о́чень бли́зкому дру́гу и обяза́тельно ребёнку, что ты попроси́л у Де́да Моро́за, то друг то́же мо́жет написа́ть и Де́душка послу́шает.
— А э́то пра́вда?
Ко́ле бы́ло всего́ во́семь лет. Ма́ша да́же разозли́лась, но во́время вспо́мнила о во́зрасте соуча́стника.
— Ну, коне́чно, пра́вда! И ты обяза́тельно напи́шешь!
— Хорошо́, — сказал моментально повзрослевший Николай и пошёл к Варваре.
Де́вочки всегда́ остаю́тся де́вочками. Че́рез полча́са Ко́ля вы́шел из Ва́риной ко́мнаты с полу́ченной информа́цией.
— Щено́к.
Он был насто́лько окрылён успе́хом, что ему́ не хвата́ло сигаре́ты в зуба́х и Ва́льтера в руке для полноты́ о́браза Бо́нда-Дже́ймса Бо́нда.

The fact of Kolya’s appointment as an adult did the trick. He entered into the conspiracy. As a cover story, he was given the following:
– You will go to play with her in the room and say that if you tell a very close friend but it has to be a child, what you asked Santa Claus, then the friend can also write and Santa will listen.
– Is it true?
Kolya was only eight years old. Masha almost got  angry, but in time she remembered her co-conspirator’s age.
– Well, of course it’s true! And you will definitely write!
– Good, – said immediately grown-up Nicholas and went to Varvara.
Girls are always girls. Half an hour later, Kolya came out of Varya’s room with the information he had received.
– Puppy.
He was so inspired by the success that the only thing missing was a cigarette in his teeth and Walter pistol in his hand to complete Bond’s image – James Bond, that is.

Ма́ша упа́ла на дива́н.
— Щенка́?! О Го́споди….не сказа́ла како́го??
— Нет, тёть Маш.
— Ну хоть не крокоди́льчика. Павлик, ты понима́ешь, что у нас тепе́рь и́з-за тебя́, повторя́ю и́з-за тебя́, бу́дет соба́ка! Ты понима́ешь, кто с ней бу́дет гуля́ть?!
Павлик мыча́л.
— Почему́ и́з-за меня́?!
— А и́з-за кого́ ещё!
Спо́рить он не стал.
Ро́дственников успоко́или, в сро́чном поря́дке заказа́ли Де́да Моро́за, купи́ли маломе́рную соба́ку. Все в та́йне наде́ялись, что в письме́ поро́ды не́ было, и е́сли что реши́ли сосла́ться на слепоту́ Де́душки и плохо́й Ва́рин по́черк. 

Masha fell on the sofa.
– Puppy?! Oh Lord …. Didn’t she say what kind??
– No, aunt Masha.
– Well, at least not a baby crocodile. Pavlik, you understand that we now have a dog because of you, I repeat, because of you there will be a dog! Do you understand who is going to walk it ?!
Pavlik hummed.
– Why is it my fault?
– Then whose fault is it?
He did not argue.
Relatives were reassured, Santa was urgently ordered, a small-sized dog was bought. Everyone  secretly hoped that the breed was not (specified) in the letter, and if anything, they decided to blame it on Santa’s nearsightedness and  Varya’s bad handwriting. 


31-го Ва́ря практи́чески не выходи́ла из ко́мнаты. В дверь позвони́ли. Ва́ря вы́бежала, глаза́ её горе́ли. В дверя́х стоя́л си́ний костю́мом и кра́сный лицо́м Макси́м, друг Павлика. Замаскирова́ли его́ досто́йно. Он на распе́в на́чал процеду́ру:
— А где тут живёт де́вочка Ва́ря, которая написа́ла мне письмо́ ?
Счастли́вая Ва́ря лепета́ла:
— Э́то я!!
— Ну что ж, Варенька, прочёл я твоё письмо́, о́чень оно́ мне понра́вилось и реши́л подари́ть тебе́ в но́вый год но́вого дру́га.
Анима́тор вы́тащил и́з-за па́зухи живо́й комо́чек.
Ва́ря момента́льно разрыда́лась.
— Вы все обма́нщики! Я писа́ла о друго́м!
И в слеза́х убежа́ла.


On the 31st, Varya practically did not leave the room. The doorbell rang. Varya ran, with excitement burning in her eyes. In the doorway stood the blue-suited and red-faced Maxim, a friend of Pavlik. He was well disguised. He began the procedure by chanting:
– And where does the little girl Varya live, that wrote me a letter?
Happy Varya babbled:
– It’s me!!
– Well, Varenka, I read your letter, I really liked it and decided to give you a new friend in the New Year.
The impersonator pulled a live lump out of his coat.
Varya burst into tears instantly.
– You are all liars! I wrote about something else!
And she ran away in tears.

Тишина́ не пробива́лась да́же мо́щным дыха́нием Макси́ма. Ма́ша взяла́ себя́ ру́ки.
— Нас что, Ко́ля обману́л что ли?
Она́ пошла́ в ко́мнату к Ва́ре. Верну́лась мину́т че́рез пять.
— Всё совсе́м пло́хо. Ко́ля нас не обману́л, а вот она́ обману́ла Ко́лю. Сказа́ла, что реши́ла прове́рить, есть ли Дед Моро́з, а оказа́лось мы все её обма́нывали и про́сто потеря́ли её письмо́. Точне́е па́па потеря́л. А е́сли не потеря́л, то зна́чит Де́да Моро́за не существу́ет.
Павлику ста́ло о́чень бо́льно. Како́е-то бесконе́чное отча́яние охвати́ло его́ ду́шу. Абсолю́тная уве́ренность в со́бственной бессмы́сленности. До́чка была́ его́ еди́нственной наде́ждой на со́бственную ну́жность ми́ру и вот тут тако́е.
— Паш, я всегда́ говори́ла, что когда́-нибудь твоё разгильдя́йство пло́хо ко́нчится. Вот как хо́чешь тепе́рь всё разру́ливай. Я сдаю́сь.

The silence did not break even by Maxim’s powerful breath. Masha pulled herself together .
– Did Kolya deceive us, or what?
She went to Varya’s room. She returned in about five minutes.
– It’s all bad. Kolya did not deceive us, but she deceived Kolya. She said that she decided to check if Santa Claus existed, but it turned out that we all were lying to her and just lost her letter. To be exact, dad lost it. And if he did not lose it, then it means that Santa Claus does not exist.
Pavlik felt the pain. A sort of endless despair gripped his soul. Absolute confidence in his own meaninglessness. The daughter was his only hope of his own usefulness to the world, and here it is.
– Pasha, I always said that someday your sloppiness will end badly. You take care of this any way you want.
I give up.

Ва́ря к себе́ па́пу не пусти́ла. Павлик не осме́лился созна́ться. Он не мог поня́ть, что для него́ ху́же разочарова́ние до́чери в нём и́ли в Де́душке Моро́зе, но вы́брал пра́вду.
— Варечка…э́то я…я …
В дверь позвони́ли.
Павлик откры́л.
На поро́ге стоя́л Дед Моро́з.
Павлик посмотре́л на Макси́ма, жую́щего колбасу́ в прихо́жей, сно́ва на но́вого арти́ста и гру́стно сказа́л:
— Вы оши́блись а́дресом.
— Вы же Па́вел Мы́шкин.
— Да но, мы не зака́зывали Де́да Моро́за.
— Вы нет, Ва́ря – да. А она́ до́ма?
— Вы не по́няли, тут кака́я-то оши́бка
— Ну почему́ же, письмо́ же она́ мне написа́ла, да и пальто́ ва́ше.
Дед Моро́з доста́л раскры́тое письмо́ и показа́л на паке́т.
Па́ша на́чал осознава́ть, что э́то не оши́бка.
— Вы что моё пальто́ нашли́?!
— Наде́юсь вы моё то́же, там вещь дорога́я.
— Да, коне́чно!
— Хорошо! Но дава́йте снача́ла Ва́рю поздра́вим.

Varya did not let  dad in her room. Pavlik did not dare to confess. He could not understand what was worse: his daughter’s disappointment in him or in Santa Claus, but he chose the truth.
– Varechka … it’s me … I …
The doorbell rang.
Pavlik opened.
Santa Claus stood on the threshold.
Pavlik looked аt Maxim who was chewing on a sausage in the hallway, then again at the new impersonator and said sadly:
– You got the wrong address.
– But you are Pavel Myshkin.- Yes, but we did not order Santa.
– You have not, but Varya did… Is she home?
– You did not understand, there is some kind of mistake
– Well, why, it was she wrote the letter, and the coat is yours too.
Santa Claus took out the opened letter and showed  the package.
Pasha began to realize that this was not a mistake.
– Have you found my coat ?!
– I hope you did mine too, there is an expensive item there,’ whispered Santa.
– Yes of course!
– Good! But let us first congratulate Varya.

Па́ша  влете́л в ко́мнату.
— Ва́ря, там пришёл настоя́щий Дед Моро́з! Тот был..тот..не тот в о́бщем Дед Моро́з.
Ва́ря вы́шла в прихо́жую. Но́вый Де́душка го́лосом от ста́рого не отлича́лся.
— Ва́ря, я внима́тельно прочёл твоё письмо́. Э́то са́мое лу́чшее письмо́ из всех, что я чита́л, а чита́л я мно́го, поэ́тому я сам к тебе́ прие́хал. Вот как проси́ла, дарю́ твоему́ па́пе скри́пку, что́бы он игра́л.
Де́душка верну́лся на ле́стничную кле́тку и принёс скри́пку.
Ма́ша, Макси́м и Павлик заиндеве́ли. Глаза́ Ва́ри ста́ли разме́ром с Де́да Моро́за
— Па́па Па́ша, Ва́ря написа́ла мне, что слы́шала, как ты игра́л одна́жды, и что ты о́чень несча́стный, потому́ что до́ма у тебя́ скри́пки нет. Ока́зывается, она́ всем здесь меша́ет. А она́ хо́чет, что́бы ты был счастли́вый.
Дед Моро́з посмотре́л внима́тельно на Ма́шу, кото́рая впервы́е за до́лгие го́ды потеря́ла дар свое́й язви́тельной ре́чи.

Pasha ran into the room.
– Varya, there, the real Santa Claus came! The other one was not… that one … not the right Santa Claus.
Varya went out into the hallway. The new Santa did not differ in voice from the old one.
– Varya, I carefully read your letter. This is the best letter of all that I have read, and I read a lot, so I came to you myself. Here, as you asked, I give your father a violin to play.
Grandfather returned to the staircase and brought back the violin.
Masha, Maxim and Pavlik froze. Varya’s eyes have become the size of Santa himself.
– Papa Pasha, Varia wrote to me that she heard you play once and that you are very unhappy, because you have no violin at home. It appears that it’s a nuisance. But she wants you to be happy.
Santa Claus looked attentively at Masha, who for the first time in many years lost the gift of her sarcastic speech.

— Так что Па́вел игра́й тепе́рь ско́лько хо́чешь. Я тебе́ разреша́ю. С Но́вым го́дом всех!!
Ва́ря ки́нулась Де́ду Моро́зу на ше́ю!
— Спаси́бо, де́душка!!! Я так ве́рила!!! Па́па, сыгра́ешь мне как тогда́ в перехо́де? И игра́й мне ка́ждый день, я так тебя́ люблю́!
Она́ схвати́ла скри́пку и пры́гнула к Павлику.
Павлик проглоти́л комо́к в своём го́рле. Он и пра́вда ка́к-то шёл с Ва́рей с кружко́в и уви́дел де́вочку, игра́ющую в перехо́де. Выпускни́к музыка́льной шко́лы взял инструме́нт и сыгра́л….Так сыгра́л, что весь шумя́щий пото́к люде́й засты́л, как Нева́ зимо́й. Ва́ря смотре́ла на за́мерших люде́й и понима́ла: её па́па волше́бник. Настоя́щий.

– So now Pavel, play as much as you want. I give you permission. Happy New Year, everybody!!
Varya jumped to hug Santa Claus.
– Thank you, grandpa !!! I really  believed (in you)!!! Daddy,  will you  play for me like that time in the underground crossing? And play for me every day, I love you so much!
She grabbed the violin and jumped to Pavlik.
Pavlik swallowed the lump in his throat. True, one time he was walking with Varya from some practice and saw a girl playing in the underground crossing. The graduate of the music school, he took the instrument and played …. And as he played the whole noisy stream of people froze like the river Neva in winter. Varya looked at people  stopped in their tracks and understood that her dad was a magician. A real one.

Павлик не игра́л давно́. Де́ньги э́тим бы́ло зарабо́тать невозмо́жно, а до́ма звук скри́пки счита́ли вредоно́сным. Свою́ он кому́-то в ито́ге подари́л. Так всё Ва́ре и объясни́л. Он не ду́мал, что де́ти — э́то те же взро́слые, про́сто до́брые.
В по́лночь Павлик взял в ру́ки скри́пку, и сыгра́л для Ва́ри сидя́щей под са́мой ёлкой. А Ма́ша мы́сленно задала́ Де́ду Моро́зу вопро́с:
— Де́душка, а что я в э́том году́ сде́лала не так, что́бы сего́дня получи́ть от до́чки рису́нок, от му́жа ша́пку, а от тебя́ …ежедне́вную тепе́рь соба́ку и скри́пку????!!!!
Её Но́вый год не зада́лся. Быва́ет. Чудеса́ того́ стоя́т.

Pavlik hasn’t played in a long time. It was impossible to earn money with this, and at home the sound of the violin was considered maleficent. He eventually gave away his (violin) to someone. That’ s how he explained everything to Varya.. He did not think that children are the same adults, but only kind.
At midnight, Pavlik took a violin in his hands, and played for Varya who was sitting right under the tree. And Masha mentally asked Santa Claus  a question
– Grandfather, what have I done wrong this year, to get (these presents):  a drawing  from my daughter, a hat from my husband, and from you ****… dog and violin now for every day???? !!!!

Her New Year did not start well. It happens. Miracles are worth it.

I hope you have enjoyed this story. Your donation will help me to maintain the site and keep it ad-free and available to all.